Джон ле Карре любил Британию и шпионаж


    Джон ле Карре любил Британию и шпионаж

Шпион, пришедший в литературу

Штатный сотрудник британской контрразведки МИ-5, затем он перешел в службу внешнеполитической разведки МИ-6. Отчасти этому способствовало знание им французского и немецкого языков. Своим литературным творчеством Джон ле Карре продолжил линию своих соотечественников шпионов-беллетристов от Даниэля Дефо, Сомерсета Моэма до Яна Флеминга. В отличие от двух первых ле Карре всё своё творчество посвятил миру разведки и шпионажа. В отличие от «отца» Джеймса Бонда не остановился на одной лишь развлекательной стороне этого увлекательного жанра.

«Непрерывное шествие очаровательных людей», как отозвался о преступниках сам Джон ле Карре, прошествовали через его детство. С младых ногтей он был «освобожден от всякого реального представления об истине». Таким образом, ему слишком хорошо знакомы аферисты, которые заняли свое место в центре внимания в современной политической пантомиме.

Когда Джонни было пять лет, его отца Рональда посадили в тюрьму за мошенничество, а мать ушла к другому мужчине. Несмотря на то что папаша Корнуэлл был под стать авантюристу Феликсу Крулю (не от этого ли персонажа любовь мальчика к литературе?), его неоднократно избирали в парламент и сажали на скамью подсудимых. Своему отпрыску Рональд успел дать прекрасное образование, отправив его сначала в школу-интернат в Итоне, а затем в Бёрнский университет. Именно в Швейцарии Джон стал осведомителем тайной службы Её Величества.

Во время учебы в Оксфорде ему пришлось вступить в Оксфордский коммунистический клуб, чтобы «стучать» на студентов, исповедующих левацкие убеждения. Впрочем об этом Джон не сожалел до конца своих дней. Мыслителя больше заботили более насущные и тяжело разрешимые проблемы, к примеру, как отделить скверный национализм от хорошего патриотизма.

В беседе со своим тёзкой и коллегой ирландским писателем Джоном Бэнвиллом (John Banville) Джон ле Карре отметил, что именно этот конкретный вопрос «с тех пор меня не покидал. Это остается нерешенным».

Почему Джон ле Карре презирал британские разведслужбы

В своем последнем романе «Агент, бегущий в поле» (Agent Running in the Field) автор иронизирует над Трампом, Брекситом и британскими чинушами. Главный герой Нэт, сокращенно от Анатолий, сын шотландского гвардейца и белоэмигрантки из России, является резидентом английской разведки. На экране монитора он наблюдает за операцией по слежке, проводимой на улицах Лондона, и внезапно его обволакивает восхищение своей страной и ее народом:

«Дети разных национальностей, которые играют в импровизированный нетбол, девушки в летних платьях, греющиеся в лучах беззакатного солнца, прогуливающиеся под ручку старички».

Ирония в том, что сотни этих на первый взгляд невинных людей, в том числе и приветливый полицейский, который «спокойно прогуливается среди них», на самом деле агенты британских спецслужб. Нэт об этом прекрасно осведомлён. Свобода — вещь хрупкая и должна быть защищена всеми доступными — порой даже негодными — средствами.

Незадолго до ухода из жизни писателя один из экс-боссов МИ-6 Ричард Дирлав (Richard Dearlove) публично сказал, что за недолгий период службы ле Карре в разведывательных органах тот настолько был на этом «зациклен», что впоследствии использовал в качестве основы для своих произведений. Они продемонстрировали «настолько агрессивный его взгляд на МИ-6, что большинство офицеров Секретной разведывательной службы (СИС) изрядно рассержены на него».

На самом деле Джон ле Карре — патриот своей страны. Только любит он свою родину на манер певца «бремени белого человека» и Британской империи Редьярда Киплинга.

Читайте также »   Летевшего на свой концерт Ланового не пустили на борт "Победы"

В своем последнем интервью Джон ле Карре сказал:

«Замечательный правый военный историк Макс Гастингс (Max Hastings) указывает, что мы были плохими бойцами, что мы были чрезвычайно плохо организованы, и наш вклад кровью, материальными ценностями и материальными средствами был, я не могу сказать, ничтожным, но чрезвычайно малым по сравнению с жертвами других крупных держав. Россия потеряла 30 миллионов человек! И только небеса знают, сколько она потеряла материальных ценностей. Мы не выиграли войну в этом смысле. На момент её окончания мы были на стороне победителей, но в действительности мы были довольно посредственными игроками».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *