Москва современная совсем не похожа на советскую. Почему?


    Москва современная совсем не похожа на советскую. Почему?

Сейчас Москва живет по особым правилам и строится по особым правилам. По каким?

Об этом главреду «Правды.Ру» Инне Новиковой рассказала руководитель Национального агентства по архитектуре и градостроительству Елена Косоренкова.

— Москва — это особенный город. Красивый, особенно ухоженный, живущий по своим правилам.

В советское время Москва была не просто столицей. Здесь было много заводов и фабрик, работать на которых приезжали со всех уголков СССР. Это не могло не отразиться на архитектуре города.

Но времена изменились, а вместе с ними — и облик столицы. Насколько изменилась Москва за 30 лет? Не почти, а 30 лет. Какая она стала?

— Я считаю, что для Москвы 90-е годы и начало нулевых годов были, наверное, самыми прорывными. Потому что в те годы в архитектуре Москвы можно было все. Потому что были деньги, были инвесторы и архитекторы развлекались…

— Были тараканы в голове, которые реализовывали, что захочется…

— Да-да-да. И эти тараканы аплодировали стоя другим тараканам. Это, наверное, было замечательное время, потому что оно не было таким зарегулированным, как сейчас.

Так вот если вернуться к архитектуре конца 90-х — начала нулевых годов, крупные объекты проходили в то время так называемый общественный совет, который возглавлял Юрий Михайлович Лужков.

Многие здания были построены, а некоторые построены не были. И если мы посмотрим на так называемый московский стиль того времени, то увидим стиль лужковский, в котором преобладают башенки.

  • Примером его является Riverside возле Павелецкого вокзала, который строил Юрий Гнедовский.
  • И Дом музыки.
  • И ТЦ «Наутилус» на Лубянской площади, который спроектировал Алексей Воронцов.

Сегодня это уже история московской архитектуры.

Про эти здания многие говорят: «…ужасный дом, градостроительная ошибка, это не архитектура».

Я скажу, что это архитектура.


    Москва современная совсем не похожа на советскую. Почему?

Дом Музыки в Москве

Любая архитектура имеет право на существование

У любого архитектурного произведения есть свой автор, имен многих из них мы, к сожалению, не знаем.

Если сейчас мы провели бы блиц-опрос, то никто бы сходу не назвал хотя бы три имени популярных российских архитекторов.

Это, к сожалению, огромный пробел в нашем культурном образовании. Потому что мы знаем «поющие трусы», допустим, мы знаем хромоногих футболистов, мы знаем великих наших актеров и режиссеров. А вот архитекторов мы не знаем.

Читайте также »   «Тайна», найденная Рондой Берн, оказалась пустышкой

Потому что есть массовое жилищное строительство, есть индивидуальное строительство. Но у нас не популяризируется это. И поэтому у нас возникают все эти споры, страсти, драки, когда начинается новое строительство где-то, потому что у нас Градостроительным кодексом в свое время было предположено проведение публичных слушаний, но сейчас это уже трансформировалось в общественные обсуждения, в такое заигрывание.


    Москва современная совсем не похожа на советскую. Почему?

Торговый центр «Наутилус», Лубянка

Почему публичные обсуждения объектов строительства — это плохо

— Каждый дом теперь нужно обсуждать?

— По сути дела, должны проходить общественные обсуждения, общественность должна подключаться.

— А нужна ли здесь такая демократия? Потому что люди всегда воспринимают в штыки любое строительство рядом с ними.

— Абсолютно согласна. Отношение москвичей к городу можно увидеть на сайте MOS. RU. Но дело в том, что эта система есть, она давно существует. Она есть и во Франции, и в Бельгии.

Но — я в этом глубоко убеждена — общественным обсуждением должны заниматься профессионалы или профессионально подготовленные жители. Я не говорю, что всем нужно заканчивать МАРХИ, чтобы принимать в этом участие, но хотя бы элементарные понятия, что такое градостроительная деятельность, что такое архитектура, те, которые хотят принять участие в общественных обсуждениях, должны иметь.

Это называется «формирование института общественных уполномоченных по градостроительной деятельности». Потому что у нас администрация может организовать таких инициативных жителей, провести для них обучение. Но только мы должны выразить это в своем желании. И уже заниматься вместе с профессионалами, вместе с волонтерами и анкетированием, и предложениями для города, для своего района с учетом тех градостроительных законов, которые есть.

Потому что если у нас будут нарушены градостроительные нормы и правила, которые предусматриваются и законодательными актами, и подзаконными актами, то тогда лучшим другом архитектора-градостроителя станет прокурор.

Полную версию интервью руководителя Национального агентства по архитектуре и градостроительству Елены Косоренковой смотрите в прикрепленном видео.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *