Для жителей Чувашии и местной политической элиты сейчас открывается окно возможностей


    Для жителей Чувашии и местной политической элиты сейчас открывается окно возможностей

— Александр, знаю, что вы давно следите за событиями в Чувашии. Какая ситуация в регионе сложилась к моменту вступления Олега Николаева в должность главы республики?

— Во-первых, само по себе кадровое решение при смене руководства Чувашии оказалось достаточно неожиданным. В последние несколько лет примерно две трети из назначенных глав регионов были «варягами». Причем они приходили даже в национальные республики, то есть, Чувашия не была гарантирована от такого варианта. Поэтому я считаю, что республике повезло:

  • во-первых, Олег Николаев — человек местный;
  • во-вторых, у него есть серьезный политический опыт.

В общем, грех жаловаться. Когда много ездишь по регионам, очень часто сталкиваешься с такой ситуацией: люди сетуют, что у них застой, во власти все плохо. Потом туда назначают нового главу. Приезжаешь через полгода и слышишь: «Ой, как раньше-то было хорошо»! Такой вот казус: «Что имеем — не храним, потерявши — плачем». В Чувашии все по-другому.

На мой взгляд, с приходом Николаева у региона появилось некое окно возможностей. С одной стороны, новый глава прекрасно понимает проблемы региона и менталитет его жителей. С другой стороны, он не связан с номенклатурой, которая была в силе при прошлом руководстве. У него есть возможность здраво и рационально оценить ситуацию, изменить какие-то вещи, требующие пересмотра. Он не связан преемственностью с предыдущей региональной элитой, наоборот, он был в оппозиции к ней. Иначе мы бы могли увидеть стремление сохранить или даже закрепить старые схемы и связи, были бы фигуры умолчания. У Николаева таких ограничений нет, и ему этим надо пользоваться. Это — шанс и для общества, и для всех политических сил Чувашии.

Сейчас политика Николаева выстроена очень разумно. Он настроен на рациональные компромиссы, причем по всем фронтам. Мы это видим на примере формирования кабинета министров, который собран из представителей разных элитных групп. Та же ситуация — с выборами: нет попытки ломать кого-то из оппонентов через колено, есть желание провести конкурентную кампанию, не создавая скандалов там, где они совершенно бесполезны, и договариваясь с теми, кто имеет реальную поддержку людей. Это абсолютно правильная, здравая позиция.

Социально-экономическая ситуация в республике сложная. В ближайшее время легче не будет. Выходить из нее волюнтаристски, не считаясь с другими методами, неверно: не поймут и не оценят ни элиты, ни народ. Это можно более-менее безболезненно сделать только на фоне диалога, готовности коммуницировать с разными силами. Иначе будет то, что сейчас наблюдаем в некоторых других регионах — вплоть до социального взрыва. Это очень опасно. Посмотрите на недавние события в Башкирии, Архангельской области, Хабаровском крае.

— Что можете сказать об изменении баланса сил в регионе в регионе? Еще год назад буквально вся оппозиция воевала против тогдашнего руководства региона и местной «Единой России». Это была почти оформленная консолидированная позиция.

— Игнатьев (бывший глава Чувашии. — «Росбалт») сам сделал все для того, чтобы это произошло.

— Чего ждать дальше?

— Мне кажется, что у чувашских системных оппозиционеров сейчас идет период неких ожиданий. Понятно, что в первую очередь они ищут собственную политическую выгоду, поскольку в ходе избирательной кампании каждый думает только о себе. Оппозиционная модель поведения в этом плане очень удобна. Ты не несешь ни за что никакой ответственности. Можно монетизировать, извиняюсь за этот термин, политическую позицию в голоса на выборах и в мандаты, а уже после этого вступать в какие-то переговоры. Конечно, всем, кто всерьез хочет и, главное, способен участвовать в политической жизни региона, придется между собой договариваться или хоть как-то взаимодействовать. Я даже допускаю, что после выборов в кабинете министров республики могут появиться новые фигуры, в том числе из бывшей и нынешней оппозиции.

Читайте также »   Путин: ситуация с коронавирусом начала стабилизироваться

— Олега Николаева на выборах главы республики поддержала «Единая Россия». На ваш взгляд, насколько эта ситуация типична?

— Она абсолютно типовая. «Единая Россия» сегодня, на мой взгляд, не является партией в классическом понимании этого слова. Это элитный клуб.

С 2012 года не было ни одного случая, когда ЕР не поддержала бы на выборах выдвинутого президентом кандидата, независимо от того, от какой партии он идет. Та же история касается самовыдвиженцев. Таково институциональное положение ЕР. Но это не отменяет вероятности конфликтов после выборов.

— Сегодня — первый день голосования на выборах главы Чувашской Республики. Вы успели составить впечатление о том, что на них происходит?

— Я слежу за регионом давно, и за этими выборами тоже слежу. С одной стороны, кампания конкурентная, с другой — больших скандалов в ней я пока не вижу. На мой взгляд, есть реальный шанс получить адекватный результат с точки зрения того общественного настроя, который есть в регионе и конкретно в Чебоксарах. Этим кампания особенно интересна.

— Выборы в Чувашии раньше много лет были достаточно жесткими, довольно сильно администрировались…

— Тем не менее, здесь была и есть достаточно сильная оппозиция. Хотя Игнатьев, конечно, пытался насадить авторитаризм, насколько это у него получалось, но оппозиция оставалась дееспособной.

— Те конфликты, которые сейчас происходят в некоторых оппозиционных партиях, могут как-то повлиять на результат выборов в регионе?

— На результат выборов, думаю, нет. Скорее, они повлияют на ситуацию после выборов. Во-первых, в регионах довольно часто после выборов начинается война за портфели. Чего далеко ходить? КПРФ в Иркутской области очень успешно выступила на выборах в заксобрание в 2018 году, а после выборов фракция развалилась. Они просто не смогли договориться о том, кого на какие должности назначать. Вообще это история типовая. У нас, в нашей политике, все дело в людях. Вообще проблема неумения договариваться и договоренности соблюдать — она очень характерна для нашей политики.

Это касается отношений и власти с оппозицией, и внутри каждой партии по отдельности. Это проблема федерального центра и Хабаровска, это проблемы внутри КПРФ, внутри «Яблока», да почти везде. У нас фактически нет политических сил, в которых идет нормальный цивилизованный диалог.

— В чем может быть причина? В том, что партийные институты у нас достаточно молодые, в том, что не сложились правила внутрипартийной конкуренции, или в чем-то другом?

— Я вам не дам ответа. Думаю, это вопрос почти экзистенциальный для российской политической жизни. Может быть, это история того, что если не выиграешь сейчас, то не выиграешь уже никогда; может, непонимание того, что политики, идущие на компромисс сейчас, закладывают базу на будущее. У нас не умеют заключать договоренности. Никто не верит в то, что его завтра не «кинут».

— Никто не готов играть вдолгую?

— Да.

— Можете сравнить выборы в Чувашии с кампаниями в других регионах, где тоже одновременно выбирают и главу, и местное самоуправление?

— В этом году такие спаренные кампании идут в Коми, в Калужской и Костромской областях. Мне кажется, что чувашская кампания уникальна.

Ее предваряет радикальная смена региональной элиты, которой в других регионах не было. Поменяли, например, главу республики Коми. Ушли люди из его ближайшего окружения, но команда осталась. А здесь верхушка региона поменялась довольно сильно и радикально. В такой ситуации политическая обстановка в регионе обостряется. Легко Николаеву не будет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *