«New Opera World»: как сделать успешный оперный проект в коронакризис


    "New Opera World": как сделать успешный оперный проект в коронакризис

Лаборатория — образовательная платформа, культурно-просветительский проект, когда разные солисты, дебютанты, вчерашние студенты, люди, которые только выходят в большой оперный мир, собираются в Москве на какое-то очень короткое время и ставят оперу.

Большой творческий коллектив собирается в Москве, проходит тренинги, работает на мастер-классах с коучами, преподавателями, с опытными вокалистами, режиссерами, со сценографами — и всё это вырастает в большой оперный проект.

Все скептики, которые говорят, что большую оперу нельзя поставить за три недели, конечно, посрамлены.

Как и те, кто считает, что опера — это высокобюджетное искусство. Постановка New Opera World стоит три копейки — у ребят нет никакого большого спонсорского финансирования и тем более государственной поддержки.

Второй год проект живет в непростых условиях пандемии и коронакризиса. Особо тяжело New Opera World дался год 2020-ый, когда ограничения, закрытые залы — всё было неожиданно, как снег на голову. Но проект жил.

Как удалось приспособиться? Какие уроки были извлечены и какой опыт пригодился в условиях второго года непонятной зависшей ситуации?

Об этом в студии программы «Точка зрения» Дарье Митиной рассказали исполнительный директор проекта Екатерина Карпова и оперный солист Руслан Омиров.

ЕК: Конечно, проходило всё сложно, но я, честно говоря, очень горжусь результатами этого года.

Вы знаете, независимо от событий, вызванных коронавирусом, от того, как было сложно приспосабливаться к новым условиям жизни и работы, всё равно молодые ребята всё так же стремятся найти свой путь в профессии. Им пришлось очень трудно: многие проекты просто закрываются, в театрах работу не найти. И эта ситуация «перетекла» в 2021 год. Она никуда не делать и даже усилилась.

Поэтому ребята особенно нуждаются в практике. У нас не было проблемы с количеством желающих. Но надо отметить, что общий застой очень повлиял и на исполнителей как в психологическом, и в профессиональном плане.

Что касается психологического влияния, это придало им больше стремления, потому что не так много вариантов было, и они пришли очень горячие, пробивные.

Читайте также »   Джеки Чан отменил визит в Москву, запланированный на 11 сентября

С другой стороны, отсутствие практики сказывается на форме. Потому что в каком-то смысле — это спортсмены, им нужно каждый день тренироваться, каждый день выходить к зрителю.

И это приводило к тому, что у нас было много людей, которые, к сожалению, не смогли дойти до финала, хотя мы очень старались всех поддерживать, просто в связи с тем, что они заболевали, выходили из формы.

— Обычно у проекта широкая география участников. Это не только россияне. Приезжают и из других стран: Казахстана, Сербии… Теперь, в связи с ковидными ограничениями, сузилась география? Или всё равно международный характер не теряется?

ЕК: Проект держит международный формат. Например, казахстанский исполнитель у нас исполнял Неморино в «Любовном напитке». Был ассистент дирижера, который приехал из Баку,

— В традициях проекта каждый год брать одну отечественную оперу, одну зарубежную — причем это может быть как старая немеркнущая классика, так и совершенно какие-то оригинальные произведения, партитуры полузабытые, которые находятся где-то там в каких-то архивах и возрождаются к жизни. В этом году всё уперлось в немеркнущую классику.


    "New Opera World": как сделать успешный оперный проект в коронакризис

 

Это Гаэтано Доницетти «Любовный напиток», «Снегурочка» Римского-Корсакова. Руслан Омиров как раз исполнял совершенно замечательно партию Бобыля в «Снегурочке».

Расскажите, что для вас конкретно было самым трудным и что самым приятным, самым запоминающимся? Что вы для себя вынесли из этой работы?

РО: Самым тяжелым было впрыгнуть в этот поезд. Певцы действительно похожи на спортсменов или на балетных исполнителей, которым постоянно нужно держать себя в форме.

И после пандемии было несколько трудно вспомнить, как это — быть в театре, как это — работать, приходить в 10 утра на репетиции, постоянно распеваться, готовиться, общаться с людьми.

Но всё равно, мне кажется, все участники как минимум смогли хорошо провести время, потому что у нас в «Снегурочке» была очень дружелюбная атмосфера, и мы все достаточно быстро нашли контакты друг с другом, с постановочной частью, с административной. Это неоценимый опыт.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *