Николай Чиндяйкин: только мама может помочь… и встреча


    Николай Чиндяйкин: только мама может помочь... и встреча

Читайте начало интервью:

Николай Чиндяйкин: Несмотря на послевоенные трудности, для нас это было счастливое детство

Николай Чиндяйкин — известный актер и скромный поэт

— Николай Дмитриевич, такой провокационный вопрос, возникший из ваших стихотворений. Там было сказано про вредные привычки. Поделитесь с нами, пожалуйста, честно, есть ли они у вас на самом деле или это — поэтический образ?

— Вопрос философский на самом деле. Это ведь надо сначала договориться, что это такое — вредные привычки. Каждый человек, наверное, по-своему определяет, что вредно, что полезно, а что — в порядке вещей. Конечно, в социуме существуют устоявшиеся мнения. У нас считается, что вредные привычки — это, прежде всего, выпивка и табакокурение.

Чем грехи искупаются

Ну, конечно, есть и еще одна, так сказать, тоже известная. Но вот это последнее я не считаю вредной привычкой, потому что любить женщин — я не скрываю, я всегда. Я был влюбчивым юношей. Судя по моим стихам, можно понять, что я много страдал. А когда страдаешь, то все грехи искупаются.

Был такой конкретный случай, когда мне от боли хотелось кричать, но это было на улице. Я добежал до пустой телефонной будки, забежал в нее, закрылся и стал кричать, потому что мне нужно было так. Это, не знаю, вредная привычка или нет?…

А если про прозаичное говорить, я очень много курил. Особенно когда снимаешься много, очень много получается. Просто я даже не буду говорить, сколько я курил. Когда я ехал на съемки, то проверял всё время, чтобы у меня в портфеле было две-три пачки сигарет, потому что — а вдруг не хватит?

Но с Божьей помощью я курить бросил. Теперь даже боюсь сказать, сколько лет назад. Лет 14 или 15 уже не курю. И даже забыл. Вот сейчас вы меня спросили, а меня это совершенно не беспокоит. Когда кто-то рядом курит, я никогда не делаю замечания. Настолько всё это ушло.


    Николай Чиндяйкин: только мама может помочь... и встреча

Николай Чиндяйкин, «Старший сын» спектакль на Таганке

Самое главное слово — это встреча

Хотя тогда, когда я был курящим артистом кино, я даже представить не мог, что когда-то брошу. Но такое в жизни бывает. Я, например, в молодости представить не мог, что я смогу быть педагогом. Мне так хотелось скорее стать артистом, скорее на сцену играть. А кого-то учить — просто даже в голову не приходило…

Но потом, когда встречаешь каких-то людей, что-то меняется в жизни. По большому счету, вся жизнь человека зависит от каких-то вроде бы случайных встреч. Всех людей касается. Самое главное слово — это встреча. Кого ты встречаешь в жизни.

И я встречал таких педагогов, что мне стало казаться это волшебством. Михаил Михайлович Буткевич — педагог в ГИТИСе, человек потрясающей судьбы, и он — педагог от Бога.

Может быть, благодаря этой встрече с ним во мне это проснулось. И я потом 20 лет отзанимался педагогикой с огромным интересом. Вот так. Вы спросили о дурных привычках, а я вам рассказал о том, как был педагогом. Так тоже часто бывает.

Читайте также »   Телеведущий Усов: советским дикторам экономически выгодно было быть грамотными

— Правда ли, что в молодости у вас был очень серьёзный недуг, связанный с почками. После долгой болезни и угасания вы излечились, победили этот недуг, благодаря маме, ее молитвам и отварам. Получается, что на вашем пути к успеху были огромные стены, и вы эти стены преодолели. Прежде всего, мамины молитвы спасают и помогают? Мамина любовь?

— Сергей, вы спрашиваете о таких вещах, что эмоционально довольно трудно об этом говорить. Конечно, по большому счету только это и спасает, потому что всё остальное ты можешь сделать. Только мама тебе может помочь.

Мама болезнь как рукой сняла

Даже знаете, вот говорят: как будто рукой сняло. Болело-болело долго и мучительно, а потом как будто рукой сняло. Наверное, всё-таки первооснова в этом — такая реальная. Вот мама может просто рукой снять.

И моя биография, собственно, вся об этом. Мне еще 18 лет не было, когда мне поставили этот диагноз: хроническое воспаление почек, как тогда говорили. Нефрит, если научно.

И это была печать на тебе. Ты практически заканчивался. Ну поживешь еще какое-то время… Я считаю, что только благодаря маме, ее верой, это можно было победить, потому что я сам уже не очень в это верил.

Хронически болеешь — значит, организм за тебя постоянно борется

Правда, еще был доктор Хохловкин. Его уже давно нет на свете. Я где-то с полгода лежал в клинике, мы с ним в шахматы иногда играли, он был замечательный шахматист.

Как-то он мне говорит: «Коля, а чего ты такой странный, что такое?» Я ему отвечаю: «А каким мне еще быть? У меня — хроническое заболевание. Я же понимаю, что оно развивается, я постоянно куда-то двигаюсь».

А он на меня посмотрел и сказал: «Я по-другому думаю. — Что такое хроническое заболевание? — Это не значит, что если долго продолжается болезнь, то становится всё хуже и хуже. Это значит, что твой организм за тебя постоянно борется. Он тебя не предает, не оставляет. Твой организм хронически за тебя борется. И ты должен ему помочь».

Вот этот доктор добрым словом мне тоже очень сильно помог. Слава Богу, потом всё это прошло и даже забылось. Если бы вы сейчас не напомнили, и я бы не вспомнил. Я про это совершенно забыл уже где-то к годам 30-ти, даже раньше.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *